вторник, 21 октября 2014 г.

Глава 2 (перевод. часть 9, стр. 42-43)

Я продолжал слепо верить в то, что мы способны выиграть матч, даже когда все казалось потерянным. Мои дяди любят напоминать мне, что я, гораздо больше, чем другие ребята из команды, верил в победу. Мы могли проигрывать 5-0, а я кричал в раздевалке: «Не сдаемся! Мы все еще можем победить».

Впрочем, выигрывали мы чаще, чем проигрывали. Я очень живо помню многие матчи. Особенно тот сезон, когда мы выиграли чемпионат Балеарских островов, мне исполнилось 11 лет. Решающий матч играли против Майорки – серьезной команды из столицы островов. Мы проигрывали 1-0, но к концу матча сумели переломить счет 2-1. Судьбу матча решала серия пенальти. По идее забивать их должен был я, как наиболее успешный нападающий в нашей команде, но мне не хватило духу. Сейчас, когда вы смотрите, как я играю в финале Уимблдона, может возникнуть вопрос – почему я струсил тогда? Что ж... сила характера – это то, над чем мне еще предстояло работать. На тот момент я не был морально готов понести такую ответственность. К счастью, другой игрок из нашей команды справился. Радость от выигрыша того чемпионата была не меньшей, чем радость от победы в турнире Большого шлема. Может, странно сравнивать такие вещи, но для меня они равнозначны. На тот момент это было самым великим достижением, о котором я только мог мечтать. То же чувство триумфа, тот же подъем, только "сцена событий" поменьше.

Сомневаюсь, что в жизни есть какое-либо другое занятие или сфера деятельности, которые могут дать такое чувство подъема, как выигрыш в спорте – вне зависимости от вида спорта и уровня, на котором вы победили. Нет в природе чувства более интенсивного и радости более сильной! Чем сильнее стремишься выиграть, тем больше тебя "накрывает", когда это удается.
Мой первый вкус к победе в теннисе пришел, когда мне было 8, и я выиграл чемпионат Балеарских островов среди детей младше 12 лет. До сих пор я считаю это одним из самых значимых достижений в своей спортивной карьере. Разница в 4 года в том возрасте- это целая вечность. Старшие дети в моей категории казались высшими созданиями. Поэтому я начал играть не особо надеясь на победу. До того времени я выиграл только один турнир, и то среди детей моего возраста. Правда, я почти год тренировался с дядей Тони по полтора часа пять дней в неделю – каждую неделю. Я не думаю, что кто-то из мальчиков на том соревновании тренировался также много как я или, что у кого-то из них был такой же строгий тренер. Благодаря дяде у меня сложилось лучшее понимание игры, чем у других детей. Это дало мне превосходство тогда и, возможно, дает до сих пор.
Если вы понаблюдаете за тренировкой десятого и пятисотого номеров в мировом рейтинге, то не обязательно отличите, кто из них выше в турнирной таблице. Без давления соревнования они будут отбивать мяч и двигаться приблизительно одинаково. Но настоящее знание игры заключается не только в том, чтобы хорошо бить по мячу. Важно научиться делать правильный выбор: когда бить коротко, когда сильно, а когда высоко или глубоко, играть бэк-спином, топ-спином или плоско, в какое место корта направить мяч. Тони заставлял меня много рассуждать о базовой тактике игры в теннис, причем с самого раннего возраста. Если я проигрывал, Тони всегда спрашивал: «Где ты ошибся?» и мы говорили об этом часами, анализировали всю игру. Вместо того, чтобы воспитывать послушную марионетку, он заставлял меня думать своими мозгами. Тони всегда говорил: теннис – это та игра, в которой нужно обрабатывать большой объем информации почти мгновенно. Чтобы победить, нужно соображать быстрее соперника, а для этого необходимо оставаться спокойным.

понедельник, 17 сентября 2012 г.

Глава 2 (перевод. часть 8, стр. 40-41)




Моя жизнь могла сложиться совершенно иначе, выбери я футбол вместо тенниса. В футбол играли все дети на Майорке, независимо от того была их семья связана со спортом или нет. Я воспринимал игру с убийственной серьезностью. В ранние годы своей профессиональной карьеры Мигель Анхель жил в доме со своими родителями. Когда я знал, что завтра у него игра, то вечером накануне бежал к нему со словами: «Давай! Нам нужно тренироваться! Завтра мы должны победить!» И с большой важностью в 10 вечера, я, всего лишь 4 лет от роду, вел его и моего дядю Рафаэля вниз в гараж тренироваться с мячом или без. Смешно вспоминать об этом сейчас, но я всегда был уверен, что для успеха нужно тяжело тренироваться. И это укрепило во мне идею, с которой я, наверное, родился: ты всегда получаешь от игры ровно столько, сколько вкладываешь в нее.
Футбол был моей страстью в детстве и остался ею до сих пор. Я могу быть на турнире в Австралии или в Бангкоке, но если в 5 утра транслируют важную игру Реала, то я проснусь, чтобы посмотреть, даже если у меня в тот день намечен матч. И я подстрою график своих тренировок так, чтобы обязательно посмотреть игру. Я фанатичен! Мой крестный помнит, как когда мне было 4 года, он показывал мне изображения гербов всех футбольных команд первого дивизиона Испании, и к его удивлению, я называл правильно их всех. Играя на любом уровне, даже если это была всего лишь маленькая игра в гараже с дядями, я страшно злился, когда проигрывал. Я просто не мог остановиться. Мой дядя Рафаэль до сих пор вспоминает с неким раздражением, как я, оставшись у него дома в пятничный вечер, будил его в половине десятого (а он мог лечь спать перед этим в пять утра), чтобы вытащить его во двор поиграть со мной. Какая-то его часть ненавидела меня в те минуты, но он говорит, что устоять перед моим напором было невозможно. Сегодня я на его месте. Я самый старший из 13 кузенов и теперь они будят меня, чтобы поиграть после бессонной ночи. Но я всегда к этому готов. Потому что я сам до сих пор наслаждаюсь игрой и не забыл, насколько серьезно сам относился к ней будучи ребенком, особенно после того как начал играть за местную команду Манакора, соревнуясь в детской лиге семилетних.
Мой отец и Мигель Анхель любят напоминать мне, как после каждого матча я анализировал игру так старательно, как мой дядя, играя в первом дивизионе. Я обсуждал свои промахи и голы, которых я забил немало со своей позиции атакующего левого фланга (около 50 за сезон). И это несмотря на то, что я был самым молодым членом команды в тот год. Мы тренировались всю неделю, а за день до матча я превращался в комок нервов. Я мог проснуться в 6 утра, чтобы продумать игру и подготовиться к ней мысленно. Отчасти для того, чтобы успокоить нервы, я до блеска начищал свои бутсы перед каждым матчем. Мои мама и сестра всегда хихикают вспоминая это, потому что во всем, что касается спорта я дисциплинированный и организованный, а во всем остальном рассеянный и хаотичный. Они правы. Дома в моей комнате постоянно бардак, в номере отеля во время путешествий – то же самое, я часто теряю вещи. Все мое внимание было заострено на игре. Я визуализировал ее, представлял голы, которые забиваю и передачи, которые делаю. Я разминался в своей комнате. Я мог готовиться почти также интенсивно как перед большим теннисным матчем. Вспоминать об этом сейчас забавно, но тогда это было целым миром для меня. Моей мечтой тогда, как и у многих мальчишек моего возраста в Испании, было стать профессиональным футболистом. И хотя я уже тогда был конкурентоспособным в теннисе, я всегда гораздо больше волновался перед футбольным матчем. Я думаю потому, что я не играл сам за себя. Я чувствовал ответственность за всех членов своей команды. 

воскресенье, 12 февраля 2012 г.

Глава 2 (перевод. часть 7, стр. 38-39)


                                         Фото с www.gotennis.ru
                      Рафа со знаменитым дядей Мигелем Анхелем

Мигель Анхель был высоким, сильным, сообразительным, вездеходным игроком, способным играть как в защите, так и на середине поля. Кроме того, он забил не один гол. Любой, кого впечатляют моя физ.подготовка и выносливость, должен посмотреть на него. Он продолжал играть в профессиональный футбол на высочайшем уровне в 38 лет, сыграл 62 раза за национальную сборную Испании и больше 300 раз за 8 сезонов за Барселону. За это время он выиграл 5 чемпионатов национальной лиги и наибольший трофей в клубном футболе – Кубок Европы. Я часто ходил на его матчи, но больше всего мне запомнился один. Когда мне исполнилось 10 лет, дядя взял меня на Камп Ноу, самый большой стадион в Европе, и после окончания официальной тренировки, мы смогли сыграть с половиной дюжины состава команды. Я был так рад, что даже надел футболку с символикой Барселоны. Семья еще долго дразнила меня по этому поводу, так как, несмотря на всю любовь к дяде Мигелю Анхелю, я всегда был и всегда буду фанатом Реала. Все знают, что Реал Мадрид и Барса – самые заядлые противники в мире футбола. Вы спросите, почему я болею за Реал? Ответ прост. Все дело в том, что за эту команду болеет мой отец, и это еще раз показывает, насколько велико его влияние на мою личность.  
Каждый член нашей семьи внес свой вклад в то, кем я теперь являюсь. Благодаря моему дяде Мигелю Анхелю, у меня был шанс почувствовать вкус образа жизни, ожидавшего меня в качестве звезды тенниса. Ведь он был большой звездой, особенно на Майорке. На ряду с теннисистом Карлосом Мойей, который однажды был первой ракеткой, мой дядя был гордостью нашего острова и великим примером для меня. Он дал мне определенное представление о том, какой жизнью мне предстоит жить. Он заработал много денег, стал знаменитим, о нем писали в СМИ, его окружала толпа, где бы он ни появлялся. Но он никогда не воспринимал себя всерьез, никогда не верил всей этой шумихе. Не чувствовал, что заслуживает все это преклонение и всегда оставался скромным и прямым человеком. Он всегда оставался просто моим дядей, благодаря чему я с юных лет усвоил, что такое звездная жизнь и, когда пришло мое время, устоял на ногах. Мигель Анхель стал живым воплощением стойкости и скромности, которым учили меня родители и дядя Тони с детства. Теперь я твердо знаю: все это со мной происходит не благодаря тому, КТО я такой, а благодаря тому, что я делаю в своей жизни. В этом вся разница. Есть Рафа Надаль - теннисист, которого люди видят победителем, и есть я - Рафаэль, просто человек, такой, каким я всегда был и, каким я был бы, даже если бы избрал другой путь и не стал знаменитым. Вот почему Мигель Анхель был так важен для моей семьи. Опыт его известности подготовил их к опыту со мной. В результате им было легче справиться и с моей славой.
Сейчас Мигель Анхель работает помощником тренера в футбольном клубе Майорки первого испанского дивизиона. Он часто дает мне советы и обращает внимание на вещи, о которых не понаслышке знают люди,
некогда сами бывшие известными. Он говорит, что кроме его возможного вклада, во многом к жизни знаменитости меня подготовили родители и дядя Тони, и он ценит меня за то, что мне хватило ума усвоить их уроки. Мигель Анхель также считает, что я не до конца осознаю значимость того, чего смог достичь. Возможно он прав, и я рад, если это действительно так.
                                         photo's from www.fanpop.com
                               Маленький Рафа на футбольном поле.))

p.s. Друзья, может "нет времени" и не самое лучше оправдание, зато это правда. В связи с работой, совершенно не хватает времени на перевод. Но я буду стараться))

воскресенье, 4 декабря 2011 г.

Кубок Дэвиса у Испании!

Сборная Испании в пятый раз стала обладателем Кубка Дэвиса. Как вы думаете, кто выиграл решающее очко?)))

Глава 2 (перевод. часть 6, стр. 36-37)


Влияние генетики на меня еще более заметно по отцовской линии. Но страсть к спорту – не единственная характерная для них черта. Мой дед, которого тоже зовут Рафаэль – музыкант. История, которую он рассказывал нам не один раз, показывает, насколько до одержимости преданным и целеустремленным он был еще с молодости. Сейчас ему 80, и он до сих пор работает в музыкальной сфере, создает с детьми оперы. А когда ему было всего 16 он основал хор, которым впоследствии успешно руководил. Это был настолько серьезный хор, что когда деду было всего 19, к нему явился директор тогда еще новообразованного симфонического оркестра Майорки (мы говорим сейчас о поздних 40-х годах), и спросил, не мог бы он подготовить свой хор для исполнения Девятой симфонии Бетховена в Пальме, столице острова. Это случилось почти сразу после окончания гражданской войны в Испании, поэтому страна была очень бедной. Предстоящее мероприятие было чрезвычайно серьезным и значительным. А еще оно было большой авантюрой, потому как из 84 участников хора, едва ли полдюжины знали нотную грамоту. Остальные были аматорами. Но моего деда это не остановило. Они репетировали каждый Божий день в течение шести с половиной месяцев. И однажды, как он говорит: «Настал великий день в истории острова. Майорканцы впервые услышали Девятую симфонию Бетховена в живую в стенах театра». Если бы не он, этого бы не произошло. А ему было всего 19 лет.
Я думаю, для деда стало разочарованием то, что никто из его пятерых детей не проявил способностей к музыке, но и не меньшим сюрпризом оказался талант троих их них к спорту. Не включая моего отца – он всеми фибрами своей души бизнесмен. Один из тех, кто занимается бизнесом не только ради денег, но и ради удовольствия. Ему нравится заключать сделки, вести переговоры, основывать компании.
Одним летом, когда ему было 16, он открыл бар в Порто Кристо, пляжном курорте недалеко от Манакора, и стал организовывать там различные музыкальные мероприятия. С полученной прибыли он купил свой первый мотоцикл. В 19 он придумал как заработать на подержанных автомобилях. Выяснилось, что агенты просят немалые деньги за переоформление документов на владение авто, а отец понял, как предложить эту услугу за меньшую сумму. Затем он какое-то время работал в банке, заскучал, и при помощи друга своего отца, который параллельно с музыкой занимался недвижимостью, внедрился в стекольное производство на Манакоре. Они резали стекло для окон, столов и дверей. Бизнес продвигался хорошо благодаря туристическому буму на Майорке, и за два года мой отец на пару со своим братом и партнером по бизнесу Тони, получил ссуду и смог выкупить компанию. Тони к бизнесу не проявлял ни таланта, ни интереса, поэтому всю работу выполнял мой отец, позволяя Тони посвятить себя тренерской работе и мне. Сегодня мой отец занят этим также как и всегда. Он до сих пор занимается стекольным производством. Также он интересуется недвижимостью и исследует потенциально прибыльные инвестиции от моего имени. Благодаря моей удаче и полезным знакомствам, которыми я обзавелся, у отца есть возможность заключать сделки на международном уровне. Впрочем, он делает это не ради себя, а для меня тоже. Он никогда не останавливается и всегда находит новые цели и задачи. Наверное поэтому все говорят, что характером я пошел в отца.
Тони принадлежит к числу спортивных дядей. Перед тем как стать тренером, он сам профессионально играл в теннис. Дядя Рафаэль несколько лет был футболистом в лиге Майорки, а дядя Мигель Анхель достиг в футболе настоящих высот. Его звездный час настал в 19 лет, когда он подписал контракт с Майоркой, клубом, игравшим в первом Испанском дивизионе. Тот день, когда он подписывал контракт (его агентом был мой отец) был днем, когда появился на свет я – 3 июля 1986 года.  



среда, 30 ноября 2011 г.

Глава 2 (перевод. часть 5, стр. 34-35)


И все-таки, не смотря на строгую дисциплину, у нас в семье царила удивительно теплая атмосфера, а я был счастливым ребенком. Может, поэтому я неплохо справлялся с жестким обращением Тони - одно уравновешивало другое. Самое ценное из того, что мне дали родители – это чувство защищенности.
Мой отец Себастиан был старшим из пятерых детей, а я был первым внуком. Вы понимаете, что это значит – с первых дней жизни со мной носились как с писаной торбой три дяди и тетя, у которых на тот момент собственных детей не было, а также бабушки и дедушки. Они всегда говорили, что я семейный талисман, их «любимая игрушка». Отец рассказывал, что когда мне было всего 15 дней от роду, они с моей мамой могли со спокойной душой оставить меня на ночь у бабушки с дедушкой в доме, где до сих пор живут мои дядя и тетя. И когда я был младенцем, и когда мне исполнилось 2-3 года, они брали меня с собой в бар, где встречались с друзьями, болтали обо всем на свете, играли в карты, бильярд или настольный теннис. Постоянное общение в компании взрослых стало для меня абсолютно естественным и с тех пор у меня остались незабываемые теплые воспоминания. Тетя Марилен (она же моя крестная) брала меня с собой на пляж в Порто Кристо. Это всего в десяти минутах езды от Манакора. Я лежал у нее на животе и дремал на солнце. С дядями я играл в футбол прямо у себя дома в коридоре или же внизу в гараже. Один из моих дядей Мигель Анхель, был профессиональным футболистом -  играл за Майорку, а позже за Барселону и Испанию. Когда я был еще совсем крошечным, меня брали на стадион посмотреть, как он играет. Тони любит разглагольствовать на тему, что я не из тех спортсменов, которые начинали с низов и путем преодоления поднялись на вершину. У меня было сказочное детство.
Есть одна вещь, которая свойственна всем, кто когда-либо добивался успеха в спорте – это фанатичный соревновательный дух. Будучи еще маленьким мальчиком, я просто ненавидел проигрывать, независимо от того, во что играл. Карты, семейный футбол в гараже, что угодно! Если я проигрывал, у меня начинался припадок ярости. Кстати, до сих пор начинается. Всего пару лет назад я проиграл в карты моей семье и зашел так далеко, что заявл, будто они жульничали. Сейчас то я понял, что тогда хватанул лишнего, но все равно понятия не имею, откуда это во мне берется. Может, от того, что я часто наблюдал как мои дяди играют в бильярд с друзьями. Впрочем, даже их удивляет тот факт, что будучи милым мальчиком по жизни, я превращался в маленького демона, как только начиналась какая-то игра.
С другой стороны, желание одержать победу в паре с осознанием необходимости тяжелого труда ради воплощения своих замыслов – несомненно, наша семейная черта. Родственники по материнской линии владеют мебельным бизнесом на Манакоре. Долгое время этот бизнес был сердцем экономики города. Отец моего деда умер, когда последнему было всего 10 лет. С тех пор он начал постигать семейное ремесло и вскоре стал настоящим мастером по изготовлению мебели. В доме моей матери, где я живу до сих пор, сохранился превосходный комод, который дед сделал своими руками. Он рассказывал, что в 1970 году две тысячи кроватей были сделаны на Майорке и соседних Балеарских островах - Ибице и Менорке. Половина из этих кроватей были изготовлены в его мастерской. Один их моих дядей, мой крестный, управляет этим бизнесом по сей день.

 Isabel Homer and Rafel Nadal with their children Toni, Rafael, Sebastian, Miguel Angel and Magdaline

                                                             Фото с сайта Vamosbrigade.com
На фото, как я поняла, бабушка и дедушка по отцовской линии и их пятеро детей. Самый старший - будущий отец Рафы)))